fbpx
close
Форма обратной связи
Оставьте ваше сообщение в форме ниже, и получите персональное предложение
user-blue
phone-blue
mail-blue
close
Отличный выбор!
Оставьте, пожалуйста, контакты. В ближайшее время мы с Вами свяжемся, чтобы согласовать детали
user-blue
phone-blue
mail-blue
close
Опишите, пожалуйста, проблему
user-blue
phone-blue
mail-blue
chat-blue
  • 25.09.2019
  • Андрей Чумаков

18 сентября 2019 года в Известия-Холл в академической, исследовательской обстановке прошёл Всероссийский юридический форум, оставив пищу для размышления практикующим юристам и вопросы законодателям. Ниже наш юрист Ярослав Чистопашин рассказывает про самые яркие и дискуссионные моменты форума.

  • Как прозвучало на форуме, количество принятых в России федеральных законов около 7 500 (включая те, которые вносят изменения, и около 800 из которых – основные), принятых нормативно-правовых актов, регулирующих гражданско-правовые отношения около 535 000, налоговые отношения – около 430 000, и др.

Д. А. Медведев предложил механизм «регуляторной гильотины», который, в свою очередь отменяет около 20.000 актов. В контексте обсуждения механизма, была озвучена цитата из одной из статей В. И. Ленина «Лучше меньше, да лучше»:

«Надо задуматься над проверкой тех шагов вперёд, которые мы ежечасно провозглашаем, ежеминутно делаем, и потом ежесекундно доказываем их непрочность, несолидность и непонятность.»

  • В рамках тематики, посвященной изменениям в гражданском законодательстве, обсуждался вопрос введения электронной формы, как легального способа соблюдения письменной формы сделки.

К письменной форме сделки приравнено совершение сделки с помощью электронных и иных технических средств. Для совершения сделки в электронной форме необходима возможность воспроизвести ее содержание в неизменном виде на материальном носителе, а также достоверно определить волеизъявляющее лицо. При этом специальный способ определения лица может быть установлен в правовых актах или соглашении сторон.

Это нововведение должно создать почву для заключения смарт-контрактов, и упростить совершение многих односторонних сделок (пример: выдача доверенности, принятие наследства, заявление лица о выходе из ООО).

  • Тематический блок под названием: «Корпоративное право: ключевые проблемы и перспективы развития»,  был открыт вопросом о поиске путей развития, определении начал корпоративного права: стоит ли регулятору использовать:
    • диспозитивный метод (в таком случае корпоративное право, будет, по факту, являться «придатком» обязательственного права);
    • императивный метод (подотрасль будет станет «сводом административных предписаний»)

Актуальность темы корпоративных споров и их решения огромна. Проблемным местом является выполнение требований ГК РФ в части заключения корпоративных договоров.

Предприниматели не хотят решать споры в российском правовом поле. Они создают дополнительную прослойку из холдинговых компаний, находящихся в юрисдикции других государств, что существенно осложняет гражданский оборот.

«Дело Башнефти» стало одной из тем диалога, в контексте вопроса корпоративной ответственности и нарушения обязанностей, связанных с управлением юридическим лицом.

Реорганизация Башнефти, для подготовки к SPO, по вышеупомянутому делу, была проведена с соблюдением норм корпоративного права, но, с возможным причинением убытков (сумма требований составила 170,6 млрд. руб.) госкомпании действиями прежнего акционера.

В данный момент существует презумпция невиновности для менеджеров юридического лица. Необходимо доказать недобросовестность и неразумность действий таких менеджеров (директоров и др.). Доказательствами будут являться причинно-следственные связи виновности конкретного лица с возникновением убытков (типовые доказательственные презумпции, в частности, содержатся в ФЗ «О банкротстве»).

Поставлен вопрос о сочетании двух видов ответственности:

1)деликтной (возникающей в результате причинения имущественного вреда одним лицом другому); и

2) договорной (возникающей в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения условий договора);

Обсуждалась также практика разрешения споров, связанных с заключением корпоративных договоров.

Суды относят корпоративный договор к одной из разновидностей гражданско-правовых договоров. Здесь применяются общие положения о сделках и об обязательствах.

Также, корпоративный договор не может создавать обязанностей для третьих лиц (п. 5 ст. 67.2 ГК РФ). Такие договоры являются квазикорпоративными.

Стоит отметить, что корпоративный договор, является хорошим инструментом в урегулировании прав и интересов участников юридического лица.

С одной стороны, он не может содержать положения, которые противоречат императивным нормам ГК РФ (например, вопрос о распределении прибыли хозяйственного общества, это полномочие общего собрания участников), но, с другой стороны, он может регламентировать, форму ответственности в соответствии с новыми обязательственными нормами (например, компенсацию, выплачиваемую одним/-и участником/-ами общества, другому/-им участнику/-ам, вследствие неполучения им определенной прибыли).

В теории права до сих пор возникают вопросы о существовании общего интереса у нескольких юридических лиц (группы корпораций, группы).

На практике в «Деле Алмаз-Антея», по мнению суда, этот интерес был, и несколько не связанных в правовом аспекте юридических лиц являлись «единым экономическим субъектом», «формой ведения бизнеса».

Исходя из такого подхода, некоторые сделки, сторонами которых являются участники такой группы, должны признаваться крупными, и заключенными с заинтересованностью. В противном случае участники оборота несут налоговые риски!

С правовой точки зрения, действия таких групп корпораций должны соблюдать интересы всех её участников. Если миноритарии, внутри группы, имеют разную цель с мажоритариями, является ли такое образование группой?

Будем следить за развитием правоприменительной практики в этом вопросе.

Обсуждение продолжилось в рамках упомянутого вопроса о диспозитивности / императивности в развитии корпоративного права.

Коллизия содержится в формах типовых уставов для хозяйственных обществ, опубликованных Минэкономразвития. Она закрепляет диспозитивный механизм отчуждения доли общества третьему лицу. Nonsence. Все вместе ждём комментариев Министерства по этому поводу.

  • Обсуждение блока, посвященного судебному толкованию общих положений ГК РФ о договоре, началось толкования понятия «договор». Он может рассматриваться как:
    • правоотношение (намерение, факт, порождающий обязательства и права);
    • соглашение;
    • форма сделки.

Сложившаяся судебная практика использует принцип толкования договора contra proferentem. То есть, если условия договора, выдвинутые одной стороной, являются неясными, то предпочтение отдается толкованию, которое противоположно интересам этой стороны. Хороший этический принцип, защищающий права неискушенной стороны договора.

Острым было обсуждение о расхождении норм, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 г. №49 «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ о заключении и толковании договора», с нормами самого ГК РФ. В частности, п.3 ППВС применяет положения о сделках для всех договоров, в обход п.2 ст. 420 ГК РФ.

В п.1 ППВС, содержатся положения, свидетельствующие о возможности принудительного исполнения любого гражданско-правового договора, «когда из поведения сторон явствует их воля на заключение договора», без ограничений. Сильное обобщение. Возможно, стоило ограничить это положение для сделок, которые могут быть устными, и сделок, подлежащих исполнению в момент заключения?

В связи с вышеуказанными коллизиями, Василий Владимирович Витрянский задается вопросом: носят ли положения ППВС рекомендательный характер, или являются генеральными разъяснениями?

В рамках блока рассматривались также такие нюансы, как указание двух временных сроков в предварительных договорах. Первый: срок права востребования, второй: срок ответа на востребование. Эти условия вносят ясность, определенность в гражданский оборот.

Не могу не отметить, что общее настроение участников форума в отношении принимаемых законодательных актов, регулирующих гражданское право, мягко говоря, было скептическим. Было подчеркнуто, что внедряемые нашим законодателем правовые конструкции зачастую повторяют английский и американский подходы, без учета того факта, что наши правовые системы разнятся с зарубежными (как один из примеров, право собственности на землю в американском законодательстве отсутствует). Это обусловлено, в том числе, непрофильным подходом и  экономической подоплекой принимаемых изменений.

quote Обращайтесь в Solver. Мы не подведём. Тел. 7 495 369 02 71.

Получать полезные материалы для знакомства с реальной практикой бизнеса можно, подписавшись на наши страницы в Telegram и Facebook

Понравилась статья? Сохрани в своей соцсети!
Комментарий будет добавлен после проверки модератором. vk

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять